Забеременеть с помощью ЭКО при сахарном диабете 1 типа: личный опыт

Врач-репродуктолог уже делился с нами важной информацией о том, что должна знать женщина с диабетом, которая хочет детей и не может забеременеть. На сей раз мы предлагаем вашему вниманию историю, позволяющую посмотреть на эту проблему со стороны пациентки, мечтавшей стать матерью. Москвичка Ирина Х. рассказала нам свою историю, попросив не называть фамилию. Ей мы и передаем слово.

Я очень хорошо помню тетю Олю, нашу соседку. У нее не было телевизора, и каждый вечер она приходила к нам смотреть сериалы. Как-то она пожаловалась, что у нее разболелась нога. Мама посоветовала мазью мазать, бинтами забинтовывать, грелкой греть. А через две недели тетю Олю увезли на скорой. Ей поставили диагноз «сахарный диабет», а через несколько дней отрезали ногу выше колена. После этого она лежала дома, на кровати, почти без движения. Я прибегала в гости по воскресеньям, когда не было уроков в школе и музыкалке. Несмотря на искреннюю симпатию к тете Оле, я очень боялась ее увечья и изо всех сил старалась не смотреть туда, где должна быть ее нога. Но взгляд все равно притягивала пустая простыня. Родственники не приходили в гости к тете Оле, будто ее не было на свете. Но все же новенький телевизор они ей купили.

диабет и эко
Мама нашей героини была убеждена, что ее дочь не сможет забеременеть

Фобия

Иногда мама приговаривала: «Не ешь много сладкого – диабет будет». После этих слов я вспоминала то самое пустое пространство под простыней тети Оли. Оппозиционерка-бабушка предлагала дополнительные льготы: «Внученька, скушай конфетку. Ты же любишь». В те моменты я тоже вспоминала тетю Олю. Не могу сказать, что сильно любила конфеты. Это была любовь из разряда «хочется, но колется». О диабете я имела весьма ограниченное представление, а боязнь им заболеть превратилась в фобию. Я смотрела на своих одноклассников, которые ели сладкое в неограниченных количествах, и думала, что они могут заболеть диабетом, тогда им отрежут ногу. А потом я выросла,  а диабет остался для меня страшилкой из далекого детства.

В 22 я окончила университет, стала дипломированным психологом и приготовилась выпорхнуть во взрослую жизнь. Был у меня молодой человек, с которым мы хотели пожениться.

Выпускные экзамены дались мне очень тяжело. Здоровье тогда испортилось очень сильно (я решила, что от нервов). Постоянно хотелось есть, чтение перестало приносить удовольствие, от любимой ранее игры в волейбол я сильно уставала.

«Как-то ты сильно поправилась, наверное, от нервов», — сказала мама перед получением диплома. И правда — платье, в котором я ходила на школьный выпускной, на мне не застегивалось. В десятом классе я весила 65 килограммов, это был мой «весовой» рекорд. После этого я никак не могла поправиться больше 55. Я встала на весы и пришла в ужас: «Ого! 70 килограммов! Как так могло получиться?». Мой режим питания был чисто студенческим. Утром булочка и кофе, в обед — тарелка супа в университетской столовке, ужин — жареная картошка… Изредка я ела гамбургеры.

«Ого, ты беременна?» —поинтересовалась мама. «Нет, конечно, я просто становлюсь толстой…» – отшутилась я, мысленно списывая это на нервы.

Я взвешивалась раз в неделю. Весы стали предметом моей фобии. Вес не желал уходить. Более того, он прибывал.

Полнела я стремительно. Мой молодой человек, Сергей, подбирая слова, однажды сказал, что любил меня любой. Услышав это, я крепко задумалась. Однажды в метро мне уступили место: «Садитесь, тетенька, стоять вам тяжело». Весы показывали 80, 90, 95 килограммов… Как-то, опаздывая на работу, я постаралась подняться пешком по эскалатору на станции. Переваливаясь, я смогла преодолеть лишь несколько ступенек. На лбу выступила испарина. И тогда я выбросила весы, решив, что если увижу на них отметку 100, то просто наложу на себя руки. Спорт не помогал. Голодание тоже. Я никак не могла похудеть.  «Иди к эндокринологу», — посоветовала мне мать. Этот врач мог бы прописать мне необходимые гормоны, благодаря которым я бы все-таки смогла похудеть. Я цеплялась за любую возможность.

Страшный диагноз «сахарный диабет»

Что теперь будет? Мне отрежут ногу? Врач успокоила — нужно принимать инсулин. Без него я уже не смогу прожить. Он необходим, чтобы доносить до клеток организма глюкозу, которая обеспечивает нас энергией, а моя поджелудочная практически перестала его вырабатывать. Человек привыкает ко всему, а я привыкла к болезни. Вскоре вышла замуж, занялась собой и похудела.

Когда мне исполнилось 25, мы с мужем стали планировать ребенка. Забеременеть не получалось.

«Будешь рожать — потеряешь ногу, как тетя Оля!» — пугала моя мама. Тетя Оля к тому времени умерла, никому не нужная и одинокая. Мать предрекала мне такую же судьбу, ведь у соседки тоже не было детей: «Наверное, из-за диабета она не родила. У нее же поздно обнаружили, нужно было лечить, а она не стала. Это ведь серьезное противопоказание для планирования беременности». Моя мама — человек старой закалки, она любит себя жалеть. Мол, у меня не будет детей, у нее —внуков, мы бедные-несчастные. Я прочитала в интернете, что диабет первого типа (как у меня), вовсе не является противопоказанием для планирования беременности. Она вполне может наступить сама собой. Мы с мужем все надеялись, и в церковь, и к бабкам ходили. Все безрезультатно…

Женщинам с диабетом 1 типа можно подсаживать только один эмбрион

В 2018 году я решила посетить врача и узнать, почему именно не могу забеременеть, и обратилась в клинику по лечению бесплодия на Аргуновской (нашла ее в интернете). К тому времени мне было уже 28 лет.

К тому времени мне стало казаться, что диабет поставил точку на моей мечте стать матерью. Но в интернете говорилось, что беременеют и девушки с гораздо более тяжелой стадией заболевания.

Репродуктолог «Центра ЭКО» Алена Юрьевна подтвердила эту информацию. «Из-за проблем с овуляцией вы не можете зачать естественным путем, — сказала доктор. — Но можно сделать ЭКО. На прием приходят пациентки с онкологией — сохранить репродуктивную функцию им помогает репродуктивная медицина. К нам обращаются девушки с инвалидностью — они очень хотят здорового малыша, и женщины с генетическими проблемами. И даже те есть, кто по состоянию здоровья выносить не может. Им помогают суррогатные матери».

Но все возможно и нужно пытаться. Мой диагноз на этом фоне страшным не кажется. Различия лишь в гормональной стимуляции, во время которой отменять инсулин нельзя. Врачи предупредили, что мне стоит находиться на тщательном контроле эндокринолога.

Мне пришлось самостоятельно делать себе уколы в живот. Для меня это было неприятно, никогда не любила уколы…. Укол в живот – это вам не брови выщипать. На какие только ухищрения не идут женщины! Мне кажется, нам живется сложнее, чем мужчинам.

На пункции у меня взяли 7 яйцеклеток. А на пятый день перенесли всего один эмбриончик. Все прошло очень быстро, я даже понять ничего не успела.  Доктор отправила меня в палату, «отлеживаться».  Я тут же позвонила мужу. «Ну что, ты уже беременна?» — спросил он. Все время я прислушиваюсь к симптомам своего дела. Совсем скоро мне делать тест на беременность. И я боюсь. Боюсь, что ничего не получилось. В банке клиники у меня осталось два замороженных эмбриончика, сохраненных на случай неудачи…

От редакции: незадолго до Нового года стало известно, что героине нашей истории все-таки удалось забеременеть.