«Диабет 1 типа – это моя суперсила»: звезда сериалов Джеймс Нортон рассказал о том, как болезнь влияет на его карьеру

В 22 года британскому актеру Джеймсу Нортону, которому многие прочили роль Джеймса Бонда, поставили диагноз «диабет 1 типа». Это никак не повлияло на его творческие планы, правда, теперь художникам по костюмам приходится шить брутальному красавцу вещи с потайным карманом, в который можно спрятать сладкое.  

У Джеймса Нортона диабет 1 типа
Кадр из мини-фильма «Война и мир»

Кажется, Джеймсу Нортону одинаково идет любая униформа, будь то сутана викария (он играет харизматичного Сидни Чемберса в сериале «Гранчестер») или мундир русского офицера (актер исполнял также роль Андрея Болконского в экранизации «Войны и мира»). 33-летний Джеймс становится популярнее день ото дня, зрительницы его обожают.

Кто скажет, глядя на Нортона, что он каждый день делает себе около 15 инъекций? Между тем, это действительно так. У Джеймса диабет первого типа. Поэтому у актера всегда есть с собой апельсиновый сок – на случай, если во время съемок его уровень глюкозы упадет слишком низко. А когда Нортон появляется в кадре топлес, ему приходится снимать с груди прибор, отслеживающий уровень сахара в крови, и закреплять его на ягодицах.

«Играть ​​в спектаклях сложно, потому что я могу проводить на сцене до полутора часов, – объясняет Джеймс в интервью сайту Mail Online. – Если это историческая драма, я прошу дизайнеров сделать в моем костюме потайной карман, где я могу спрятать несколько таблеток глюкозы. Если вдруг начнется гипогликемия, я буду импровизировать: уйду за кулисы, приму таблетки, а потом вернусь и продолжу сцену. Я давно сбился со счету, сколько раз поступал именно так».

«В нашей маленькой семье из четырех человек совершенно нормально иметь диабет 1 типа: мой папа единственный, у кого его нет», — продолжает актер.

«Моей младшей сестре Джесси поставили диагноз, когда ей было девять лет. Моей маме Лавинии озвучили тот же диагноз в 58 лет, примерно столько же было Терезе Мэй, когда она узнала, что у нее СД 1 (прим. ред.: хотя диабет 1 типа называют диабетом молодых, развиться он может в любом возрасте). Когда мне было 22 года и я только начинал свою актерскую карьеру, у меня появились те же самые симптомы: я худел, мочился чаще обычного и чувствовал себя очень уставшим», — вспоминает Нортон. Анализ крови подтвердил, что у него диабет 1 типа.

У Джеймса Нортона диабет 1 типа
Кадр из сериала «Гранчестер»

Исследования показывают, что СД 1 обусловлен сочетанием генетической предрасположенности (у актера имеются родственники с этим заболеванием с обеих сторон) и каким-либо триггером со стороны окружающей среды. Несмотря на семейный анамнез, диагноз все же стал ударом для Нортона.

«Было тяжело, потому что я ужасный ипохондрик», — признается Джеймс, но тут же добавляет, что знал, как контролировать диабет. У него перед глазами был пример для подражания в лице сестры, которая готовилась стать врачом. В какой-то момент роли поменялись: старший брат, который приглядывал за младшей сестрой на вечеринках, сам стал нуждаться в ее помощи.

«Поскольку моей сестре был поставлен диагноз еще в детстве, мои родители уже знали все об управлении и контроле СД, а также о необходимости психологического баланса между признанием того, что это серьезное заболевание на всю жизнь, и отказом подчинить ему всю жизнь», – говорит актер.

Джеймс не соблюдает особую диету и ест сахар и шоколад. «Если я отказываюсь от пудинга, то это потому, что мне нужно похудеть ради роли, а не из-за моего диабета», — признается он и честно добавляет, что иногда его маме приходилось приносить инсулин на съемочную площадку, который он забывал дома.

У Джеймса Нортона диабет 1 типа
Джеймс Нортон

Нортон не использует инсулиновую помпу, он предпочитает делать инъекции инсулина. На это решение повлияла его профессия. Актер постоянно меняет костюмы во время съемок или же и вовсе снимается полуобнаженным, потому не хочет иметь дело сразу с 2 устройствами, ведь прибор для мониторинга уровня глюкозы у него все же есть.

Джеймс использует новинку, которая называется Dexcom G6. Выглядит устройство как небольшая батарейка, которая крепится к телу пластырем. Оно постоянно передает данные на телефон и подает сигнал тревоги, если уровень сахара в крови начинает резко расти или опускаться.

«С тех пор, как появился  Dexcom, у меня ни разу не было гипогликемии, а уровень глюкозы в крови опустился до 3,7», – признается актер. Джеймс, который тратит на свой Dexcom G6 160 фунтов стерлингов в месяц (около 13,5 тысяч рублей), ратует за то, чтобы это устройство стало доступно всем людям с СД 1 с раннего возраста, ведь оно «позволит им расслабиться и жить своей жизнью, а не думать постоянно о том, что они не такие как все».

Нортон, который комфортно себя чувствует со своим диабетом 1 типа, сегодня описывает свой недуг как суперсилу, даюшую ему возможность сопереживать всем людям, которые хоть немного отличаются от остальных.